Elena Orlowa (velo_de_isis) wrote,
Elena Orlowa
velo_de_isis

Кто призывал «Спешите делать добро»?

Доктор Гааз Фёдор Петрович (Хааз Фридрих Иосиф) жил в России в эпоху крепостнического рабства при правлении двух царей: Александра I и Николая I. Он был родом из маленького немецкого городка, в двадцать два года получил степень доктора медицины, изучал болезни глаз у венского профессора Адама Шмидта и приехал в Москву по приглашению князя Репнина поработать врачом. Фридрих Гааз надеялся спустя несколько лет вернуться в Вену, а остался в России до конца своих дней…

Немец по рождению, он в совершенстве владел языками – латинским, греческим, французским, но ни слова не знал по-русски. Он был очень талантлив и энергичен, никогда не брал плату у неимущих, приобрёл в Москве огромную практику и быстро разбогател. В 1806 г. он безвозмездно и успешно лечил глазных больных в Преображенском Екатерининском богадельном доме, за что был назначен императрицей главным врачом Павловской больницы и в 1808 г. награждён Владимирским крестом

Он считался одним из самых уважаемых и состоятельных врачей в Москве, но война с Наполеоном всё разрушила.
Доктор Гааз вступил в действующую армию и дошёл до Парижа, а потом уехал на свою родину в Германию. У него была большая родня, и она уговаривала его забыть про общество с крепостническим рабством, но он не послушался советов и вернулся в сожжённую, разграбленную войной Москву. За год до восстания декабристов, в 1824 г., доктора Гааза назначили главным врачом московских тюрем, и ему открылся страшный мир заключения и ссылок на каторгу. Он потрясён был людскими страданиями, испытал сильнейшие угрызения совести и «перестал жить для себя»…

Гааз перестроит на свои деньги тюремную больницу на Воробьёвых горах, добьётся отмены «прута» (железного стержня, к которому пристёгивались ссыльные арестанты) и заменит тяжёлые кандалы лёгкими («гаазовскими»), обшитыми сукном или кожей. Он будет открывать больницы и школы для детей арестантов, выкупать крепостных, ходатайствовать о помиловании, пересмотре дел, добьётся отмены поголовного обрития (для женщин). Его станут называть: «Святой доктор»…

Доктор испытывал особое уважение к русским женщинам, восхищаясь стойкостью их духа, подвигом бескорыстной любви жён декабристов, отправившихся в Сибирь и подвергнувших себя страшным лишениям. Благотворительность «святого доктора» раздражала царских чиновников, и у него отобрали должность главного врача московских тюрем, но остановить его делать добрые дела они не могли, пока билось сердце подвижника…

Русские писатели и публицисты по разному относились к личности доктора Гааза: А. И. Герцен называл его юродивым и повреждённым, Л. Н. Толстой – филантропом, Н. К. Михайловский – человеком большого ума и образования, превратившимся в «одно ходячее сострадание», И. В. Киреевский и его брат П. В. Киреевский – человеком прекрасным, великим в «его безоглядном человеколюбии», Ф. М. Достоевский – благородным человеком, подвижником добра и человечности: «…на земле очень много благородных людей!»…

Фёдор Михайлович Достоевский был много наслышан о «святом докторе» – он сам пробыл четыре года на каторге в Омском остроге после замены смертного приговора по делу «петрашевцев» 22 декабря 1849 г., и образ подвижника человеколюбия войдёт в его роман «Идиот», в «Записки из Мёртвого дома», а в «Преступлении и наказании» две стойкие духом молодые женщины, Соня Мармеладова и Дуня, сестра Родиона Раскольникова, станут образцами нравственности, человечности и истинной красоты, «спеша делать добро» по завещанию доктора Гааза…


Фёдор Петрович будет жить в маленькой квартирке при Полицейской больнице (её называли «гаазовской»), спорить в тюремном комитете, добиваясь помилования или пересмотра дела, каждую неделю с «корзиной всякой всячины» провожать ссыльных от Воробьёвых гор до Рогожской заставы, откуда начиналась Владимирка…

В конце жизни Гааз завещал издать свои труды, «Обращение к женщинам» и «Проблемы Сократа», философу Петру Яковлевичу Чаадаеву, своему другу и единомышленнику, участнику Отечественной войны 1812 г., декабристу, объявленному режимом Николая I сумасшедшим за публикацию в 1836 г. одного из своих «Философических писем» с критикой крепостничества и самодержавия.


Чаадаев переживёт «святого доктора» на три года, его дни закончатся через год после смерти Николая I, в 1856 г., но «Обращение к женщинам» издадут, другая же работа Гааза, «Проблемы Сократа», затеряется…

«Святой доктор» обращался к чуткой, жертвенной душе русской женщины, говоря о любви и сострадании: «Любовь и сострадание живут в сердце каждого. Зло есть результат лишь ослепления…». Как завещание всему человечеству звучат слова, обращённые к русским женщинам: «Спешите делать добро». Спешите, дорогие женщины, презрите унижения, оскорбления и неуважение, спешите!


Автор: Татьяна Морозова
Источник
Tags: необыкновенные люди, чужие_истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments